По тем временам теория Ома была просто невероятной ересью. И чтобы не забивать ею неокрепшие умы, Ома уволили личным приказом министра образования!

Материальное положение стало совсем скверным, однако Георг продолжал заниматься физическими исследованиями, и не только по электричеству. Например, он открыл много интересного и важного в акустике (это тоже было для своего времени слишком умным и не вызвало одобрения).

В письме к физику Швейгеру Ом писал: "Моя "Гальваническая цепь" причинила мне ужасные огорчения и я был готов проклясть час ее зарождения", хотя, как пишут, окончательно не унывал и продолжал исследования.



Буковки "R" на материнской плате компьютера обозначают места для припаивания резисторов. И то и другое произошло от привнесенного Омом в электротехнику слова "сопротивление" (по английски - resistance).


Одними из первых поняли смысл и важность закона Ома русские физики немецкого происхождения Якоби и Ленц (потому что они были очень умными и тоже открыли интересные вещи). Они стали пропагандировать новый закон и ходатайствовать о присуждении его автору золотой медали Лондонского Королевского общества, которая и была выдана в 1841 году с формулировкой "Ом впервые установил законы электрического тока - вопрос величайшей важности, в котором до сих пор господствовала полнейшая неясность".


В 1881 году, уже после смерти ученого, Международный съезд электриков в Париже назвал его именем единицу электрического сопротивления.



Нередко вместо слова "ом" пишут заглавную греческую букву "омега": Ω


В конце концов, как водится, открытие признали и на родине учёного - через 11 после Международного съезда электриков ему поставили памятник в Мюнхене, а еще через каких-то 47 лет - целую мемориальную доску.

Хотя, конечно, в свое время, Ом писал о своих открытиях королю. Но король, почему-то не оценил.


В наше же время едва ли найдется хотя бы одна книга об электричестве не рассуждающая о нем в предложенных Омом понятиях напряжения, сопротивления и тока. Одни только резисторы как отдельные изделия произволятся триллионами штук в год, а в составе сложных изделий - таких как процессоры - десятками триллионов штук в секунду. Да и все остальные детали электроники без открытий Ома было бы невозможно не только изобрести, но и понять, для чего они вообще могли бы быть нужны!


Но стоило ли нам с тобой идти таким сложным путем к такому простому закону?

Не следовало ли мне просто написать его, а тебе - просто поверить?